Новости

Есть указание президента – авиакомпании не банкротить. Что дальше?!

На прошлой неделе четвертый крупнейший авиаперевозчик, Utair, допустил дефолт по синдицированному кредиту на 19 млрд руб. Авиакомпания предпочла пойти на конфликт с банками, но не рисковать операционной деятельностью в низкий сезон, когда спрос на перелеты минимален. В такой ситуации всего 1 млрд руб. может не хватить, чтобы дотянуть до весны и оживления продаж.

Компания уверяет, что трудности временные, связаны с подорожанием авиакеросина в первом полугодии на 35% и ростом курса доллара. В июне Utair обещает внести платеж сразу за два полугодия. В обсуждении проблемы участвует Минтранс – и тоже успокаивает общественность: финансовое положение перевозчика стабильно.

Но почему необходимость в новой реструктуризации возникла так рано, недоумевают банкиры? Долг Utair на 42 млрд руб. уже реструктурировали три года назад, погашение кредитов начнется только в 2020 г., пока авиакомпании надо лишь обслуживать 15,4 млрд семилетнего кредита и 17,4 млрд кредита Сбербанка. По самому крупному кредиту – синдикату на 23,7 млрд руб. – действуют символические проценты.

«Мы ожидали, что Utair попросит о реструктуризации, но где-то в середине 2019 г., за полгода до старта погашения долгов», – признаются банкиры. Есть разные мнения о развитии Utair, но очевидно, что компания серьезно сократила расходы, заметно подняла загрузку самолетов, создала новое расписание в хабе в аэропорту «Внуково» (по 3–5 ежедневных рейсов в крупнейшие города, дающие возможность удобных стыковок), выгрызла несколько международных направлений (они рентабельнее внутрироссийских). В 2016–2017 гг. компания получала небольшую прибыль – конечно, во многом благодаря своей «дочке» «Ютэйр – вертолетные услуги», крупнейшему вертолетному оператору в стране. Но в 2014 году и вместе с ней Utair получила 62 млрд рублей чистого убытка.

Авиакомпании с годовой выручкой 76 млрд руб. трудно переварить 56 млрд руб. банковского долга при ставках под 9% годовых. Ведь авиационный бизнес в России в лучшем случае имеет рентабельность 2–3%. А есть еще облигации, лизинговые платежи.

Но, даже зная это, банкиры, наверное, испугались, когда авиакомпания попросила их списать 75% синдицированного долга – около 30 млрд руб. Неужели все так плохо? Понятно, что списывать сейчас никто ничего не собирается. Для этого нужны правовые основания, например, установленная судом неплатежеспособность заемщика. Это предложение звучало до того, как Utair привлекла консультантом по реструктуризации Райффайзенбанк. В феврале 2019 года они представят банкам новую финансовую модель.

Усилия Utair съели подорожавшее топливо и избыток судов у российских авиакомпаний. Профицит емкостей создает нездоровую конкуренцию, загоняет цены за грань рентабельности. В России оздоровление рынка происходит, когда на выход отправляется кто-то слабый. В 2015 г. закрылась «Трансаэро», а в 2016 году все крупные игроки отчитались о рекордных прибылях. Сейчас все затаили дыхание. Но замминистра транспорта Александр Юрчик заявил на рабочей группе по Utair, что есть указание президента авиакомпании не банкротить. Что дальше?